Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: наброски (список заголовков)
23:05 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Пол второго ночи, что придумалось, то написалось.
Не вычитано, не отредактировано, не подвергалось адекватному взгляду.
Знания астрономии и биологии на уровне википедии.
Может быть позже приведу в порядок.... а может и нет.

- В чем смысл человеческого существования?..
Я листал сводный отчет по уровню загрязнения водоемов за последние пять лет и вновь и вновь задавал себе этот вопрос. И каждый раз приходил к печальной, унизительной мысли о том, что человечество появилось на Земле для того, чтобы уничтожить себя, всё окружающее, а еще и планету за одно. Банальная. Избитая. Тупая мысль. Но я никак не мог отделаться от нее.
По стеклу нашего электромобиля барабанили крупные кали дождя. Мир по ту сторону окна казался серым и мрачным, и от этого мое настроение становилось еще хуже. Всё дело в том, что я ненавижу полеты. И еще больше я ненавижу бессмысленные полеты. Меня раздражает идея о том, что вместо сохранения своей родной планеты надо нестись за её пределы и колонизировать то, что для жизни человека не предназначено. И еще больше меня раздражает тот факт, что большей части человечества эта идея кажется гениальной. На мой вкус она вполне себе абсурдна. И подчеркивает бессмысленность человеческого существования.
- Эй, ты чего опять такой смурной? - окликнул меня водитель.
Я уставился в его затылок, старательно подбирая что-нибудь вежливое вместо всех лезущих на язык острот.
- Не трогай его, он всегда такой. Грибочки свои любит больше, чем людей. Всё по классике.
А это мой коллега. Чувак при написании диплома готов был добровольно заразиться новой формой микоза, открытой его научруком, лишь бы получше изучить этот "по истине удивительный феномен". И это он теперь говорит, что я люблю грибы больше, чем людей. Нет. Я совершенно однозначно люблю себя больше, чем грибы.
Мы ехали в Институт Астро- и Ксено- биологии им. Д. Коэна и Я. Стюарта, чтобы выслушать последний доклад об успехах наших экспедиций. И эти доклады я тоже ненавидел. Они были тоскливы, бессмыслены и полны неоправданного патриотизма по отношению к жителям Земли. Иногда они заканчивались тем, что кого-нибудь из нас дергали в ту или иную колонию, чтобы показать что-нибудь, что показалось интересным местным ученым, которые давно уже стали просто местными жителями с новой не опасной для окружающих формой психопатологического синдрома, выработанного на фоне навязчивой идеи обнаружения новой формы жизни за пределами Земли. Мы прилетали. Разочаровывали. Улетали. И так по кругу.
Показавшееся впереди огромное здание института сделало мое настроение еще более унылым. Последние минут десять нашего путешествия на электромобиле я прокручивал в голове, как сейчас мы припаркуемся максимально далеко от крыльца института и наш водитель будет ворчать что-то об отсутствии нормальной парковки у такого уважаемого объекта, в который "вваливается настолько до хрена бабла, что могли бы и отдельную линию воздушного метро провести, вот я бы тут сделал, если бы сидел на месте этих толстозадых мозгополоскателей..." Потом я буду ежиться, прятать лицо в шарф и отплевываясь от льющейся с небес воды бежать под спасительные своды института... Ну, как спасительные. Такие, где мне будет сухо, но тоскливо и суетно. Мы будем сидеть и слушать.. слушать. Слушатьслушатьслушать. Изображать энтузиазм и заинтересованность, а потом поедем домой, всю дорогу названивая начальникам и объясняя, что нет смысла возвращаться лабораторию за пол часа до конца рабочего дня.
Но в этот раз что-то пошло не так. Вместо привычного приветливо-нейтрального официоза нас встретили очень строго. Вместо доклада сунули несколько папок "для ознакомления по дороге", посадили в военный электромобиль и отправили на станцию. Я толком не успел ничего понять вникнуть в отчет тоже не получилось, а мы уже сидим в кабинете предполетного осмотра. Я дошел лишь до середины папки, содержащей не очень интересный и слегка сумбурный рассказ о возможности перенесения спор хрен-пойми-чего на личных вещах колонизаторов, а мы уже прилетели на Gliese 581. Я дочитал до интригующего "ПРИРОДЕ НЕ НУЖНА ПОМОЩЬ ЧЕЛОВЕКА ДЛЯ ОСВОЕНИЯ НОВЫХ ПЛАНЕТ", а нас уже снова посадили в какой-то транспорт и повезли куда-то, чтобы показать... водоросли. На земле и камнях, без условий для возникновения, подобных земным, но я был готов поклясться, что это именно водоросли. Десятилетия настырных путешествий человека в космос не были абсурдной бессмыслицей. Все попытки посеять или найти жизнь на других планетах свелись к тому, что мы делали что-то не так. И вместо того, чтобы искать следы микробной жизни на Марсе нас следовало думать о том, как наше присутствие отразится на развитии планет, которые мы посетили.В чем смысл человеческого существования? Почему с древних времен нас так тянуло в небо, к звездам? Не потому ли, что единственная задача, возложенная на плечи человечества - перенести жизнь на другие планеты. Словно разносчики инфекции... Единственная пригодная для нашей жизни планета лелеяла нас, тысячелетиями терпела свою "болезнь человеком" и всё для того, чтобы когда-то принесли жизнь за её пределы. И мы принесли. Мы сделали всё, что хотела от нас Природа. И что же теперь?..

@темы: Наброски

18:50 

lock Доступ к записи ограничен

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:26 

От любви до ненависти один шаг. От Ри)

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
А тут у нас набросок. Если вдуматься - баааанальщина)


- Ты любишь меня?
- Да.
- А его?
Она молчала. Она любила.
- Но нам ведь хорошо втроем. Разве нет? - она подняла взгляд, в ее больших зеленых глазах читалось смятение.
- Я не могу так больше. Я не хочу делить тебя... ни с кем. Даже с ним.
- А мне нравится смотреть на вас двоих - она улыбнулась.
- Ты извращенка.
В его словах не было ничего, что могло бы обидеть. Он говорил с нежностью. С нежностью смотрел в ее глаза и вдыхал аромат ее волос.
- И все же... ты его любишь.
- Люблю - она с грустью улыбнулась: - И тебя люблю. И сейчас я счастлива...
- А я? - в его голосе эхом звучала боль.
Черты ее лица стали жесткими, а в глазах вспыхнул огонек:
- Чего ты хочешь от меня? Выбор? Я не могу его сделать! Зачем ты мучаешь меня?!
Она вскочила на ноги и оттолкнула его от себя. Ее растрепаные рыжие волосы и бледная кожа, ее тонкая талия и широкие бедра, ее красота мешали ему видеть ее злость. Он готов был молиться на нее, носить ее на руках, боготворить. Сейчас. Пока они здесь, в этой квартире с темными обоями и белыми тюлевыми зановесками. Здесь и сейчас. Пока они вдвоем. Но вдвоем они бывали так редко...
- Я мучаю тебя?! А как же я сам? Каково мне смотреть на то, как ты спишь с ним?
- Но ты с ним тоже спишь!
- Потому что так хочешь ты!
Она не нашла, что ответить, дернулась и бросилась к двери.
- Стой! - выкрикнул он: - Подожди! Не уходи!
- Отпусти меня! Сволочь! Не издевайся надо мной!
- Я не издеваюсь... я люблю тебя. Стой, да стой же ты!

Он не понял, как так получилось. Она кричала и вырывалась, плакала и ругала его. Она била его кулаками в грудь... и просто сказала, что тот второй лучше. И тогда стало больно. Вечного терпения не существует.
Ее рыжие волосы и бледная кожа были забрызганы кровью, а тело неестественно изогнуто на темном паркете. Ее зеленые глаза остекленели. А он обнимал ее за плечи и смеялся.

@темы: Наброски

17:23 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
- Ты все еще задаешься вопросами о смысле жизни? - старик пожевал мундштук своей трубки и вдохнул пряный вишневый дым.
- В целом - нет, а вот смысл моей жизни занимает меня чрезвычайно.
Мы сидели в его мастерской, где причудливо перемешались железо, дерево и шелка. С увереностью ответить на вопрос о том, чем же занимается этот почтенный джентельмен, я вряд ли смогу. Как он сам любит говорить: "Обстоятельства сложились так, что проще мне перечислить чего я делать не умею, чем утомлять вас долгим списком того, что я могу".
- Ка-а-ак увлекательно! - собеседник мой даже не пытался сделать вид, что скрывает иронию.
- Вы можете порадоваться тому, что я не стану больше приставать к вам с вопросами о вашем смысле вашей жизни - улыбнулся я.
- Это похвально, молодой человек - рассмеялся старик: - Негоже человека столь почтенного возраста мучать подобными глупостями.
- Почему это? - удивленно спросил я: - Разве вы нужны не для того, чтобы знать ответы на все вопросы таких юнцов, как я?
Да, я умел порадовать его. Он знал, что я это умею и радовался самому факту. Я знал, что он знает о моих умственных способностях даже больше чем я сам и при случае не гнушался лишний раз его порадовать.
Выпустив изо рта очередное облако сизого дыма старик улыбнулся:
- Вот подумай... ты будешь задавать мне вопросы о смысле жизни, я буду искать для тебя ответы... стоит учесть и то, что ты достаточно дотошен, когда что-то серьезно вбиваешь себе в голову. Так вот... я буду искать эти ответы и внезапно осознаю, что в свои семьдесят с лишним лет не имею смысла жизни. Или еще хуже - то, что я считал смыслом всей своей жизни, на самом деле окажется пустой иллюзией. И что ты прикажешь мне делать, когда я уже одной ногой в могиле, а сил хватает лишь на то, чтобы держать шрышку собственного гроба, чтобы та не захлопнулась слишком рано?
Я открыл рот, желая что-то ответить, но не нашел слов и захлопнул его - получилось слишком громко.
- Вот то-то же.
- Значит о моем смысле жизни вы тоже не хотите разговаривать? Ведь это может привести вас к каким-то рассуждениям, которые в сыою очередь...
- Вы слишком много думаете, молодой человек - строго оборвал меня мой собеседник: - И слишком много не по делу. Ох уж эти мне гуманитарии... вот ваш старший брат свой ум занимает решением исключительно практических задач и заработал себе уже немалую славу.
- А так же лицемерную жену и расстройство рассудка! - подхватил я.
- Юноша, вы невыносимы - расхохотался старик: - Забирайте свой заказ и вон из моей лавки!
- Но вы же не отказываетесь в воскресение составить мне компанию на время обеда и послеобеднной прогулки? - хитро прищурился я, сгребая с большого железного стола тяжелый сверток.
- Об этом не может быть и речи! Чтобы я, да отказался от шедевров твоей поварихи? Не держи меня за дурака, мальчик!
- Тогда до воскресения, господин Кодол.
- До свидания, Амити.. да, кстати, ты так и не рассказал мне, к чему привели тебя твои рассуждения о смысле жизни?
- Пока я решил просто жить - улыбнулся я, толкнув плечом входную дверь.

@темы: Наброски

04:58 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
- Куда ты меня понес?
- Мы идем гулять.
- Гуляют не так, я помню.
- Я несу тебя по лестнице, тебе самому нельзя по ней идти.
- Почему?
- Врач говорит, что вредно... к тому же ты вчера выбежал на лестничную площадку встречать маму и упал.
- А, ну хорошо. А когда лестница закончится, то ты меня поставишь на землю?
- Да.
- И что мы будем делать?
- Гулять.
Мы вышли на улицу, я перенес своего слепого пса через лужи и поставил на асфальт. Некоторое время он молча крутил головой, а потом сделал несколько неувереных шагов вперед.
- Здесь есть стены?
- Нет, здесь нет стен.
- Как так может быть? Везде есть стены.
- Не везде. Не бойся. Иди.
- Хорошо, я тебе поверю... Что это?
- Это мимо прошла женщина.
- От нее хорошо пахло. Давай пойдем за ней?
-Давай не пойдем?
- Хорошо. А что здесь?
- Это чей-то дом.
- Оттуда вкусно пахнет. Здесь точно нет стен?
- Честное слово. Хочешь пробежаться?
- Не знаю. Хочу... или нет. Не знаю. Давай попробуем. Нет, давай не будем. А вдруг тут все-таки есть стены?
Мы шли по дороге. Я смотрел на еще не проснувшееся, едва выглядывающее из-за горизонта солнце. Оно было огромным и насыщенно бардовым. Мой пес шел рядом, шумно сопя. Иногда он переходил на легкий бег, но очень быстро уставал и снова возвращался к шагу.
- Как долго мы будем гулять?
- Так долго, как ты захочешь. Ты еще не устал?
- Устал. Я устал еще тогда, когда ты нес меня по лестнице. Или еще раньше... Не помню. Давай пойдем домой?
- Хорошо. Я сейчас снова возьму тебя на руки?
- Обязательно?
- Да, мы же пойдем по лестнице.

@темы: Наброски

17:15 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Когда-то было невыносимо.
Только я уже забыл давно, как это -
когда невыносимо.
Мечтал... мечтал... домечтался.


- Любовь, смерть, слава, жестокость, разочарования, несчастная любовь, счастье, боль, стремление боли избежать... что я забыл?
- Странное желание быть несчастным в глазах окружающих... ну иногда и в своих собственных.
- Как сказать одним или двумя словами?
- Двумя никак. "Желание быть несчастным", короче не придумывается.
- Ну хорошо, пусть будет "желание быть несчастным".
Бумажки были маленькие и писать пришлось очень мелко. Мой спутник нацарапал на бумажке все три слова, посмотрел на результат своей работы и скривился.
- А если он вытянет и не сможет прочитать? Это будет очень обидно, если он не поймет, что ему предначертано хотеть быть несчастным.
- Значит плохо предначертано - буркнул я.
Арлекин хихикнул.
- Ну ладно, хорошо. Сколько нас?
- Десять.
- Отлично! И бумажек десять. - он с сомнением покосился на кучку изорваной пожелтевшей от времени бумаги: - Может все-таки пустую?..
- А давай пустую - я пожал плечами: - И знаешь что еще? Давай "бесконечную дорогу" возьмем.
- Ага, и две лишних тогда останется.
- Ты сильно растроишься, если эта история лишится, ну например, боли?
- А если счастья?
- Тоже верно - задумался я: - Но все равно давай возьмем дорогу.
- Хорошо, уговорил - Арлекин прищурился: - Себе поди хочешь?
Я смущенно улыбнулся.
Мы вернулись в комнату, где нас ждали восемь юношей и девушек. С улицы доносились смех и музыка - ярмарка была в самом разгаре. Арлекин прихлопывал ладонью по своей шапке, в которую мы сложили бумажки. Он, кривляясь, поклонился и обвел всех присутствующих торжествующим взглядом.
- Итак! Дамы и господа, первый и последний раз в жизни вам предоставляется возможность испытать свою удачу и попробывать вытянуть для себя судьбу!.. Милая леди, ну не надо так скептически улыбаться, поддержите игру, она же замечательная!
- Замечательная - кивнула девушка: - Главное не забывать, что это всего лишь игра.
- Ооо! - протянул мой спутник: - Вы безусловно правы!
Я стоял, прислонившись к стене и смотрел, как он подносит свою шапку к каждому из присутствующих по очереди. Тогда я впервые задумался о том, почему же себе в спутники из всех возможных я выбрал именно Арлекина. Кому, кроме него, могло прийти в голову играть с людьми в "судьбу", полагаясь на одну лишь удачу?
- Просто ты чертовски жесток, друг мой - Арлекин похлопал меня по плечу и протянул свою шапку, в которой остались две бумажки.
- Просто я безнадежный дурак - вздохнул я, вытягивая пустышку: - Что осталось тебе?
Арлекин оскалился и покрутил между пальцами единственную невытянутую бумажку. Она тоже была пуста.

@темы: Наброски

20:43 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
К стуку колес я уже привык настолько, что он перестал меня раздражать... однако до того прекрасного состояния, когда я перестану его замечать, было еще далеко.
Мы с Маринкой сидели на кухне и пялились на скользящие в темноте за окном вагоны.
- Сорок три.
- Сорок четыре.
- Сорок пять.
- Сорок шесть.
- Не стандартный какой-то - подытожила Маринка, оторвавшись от окна и тут же переключившись на расковыривание чайного пакетика в своей кружке.
- А я однажды в семьдесят четыре вагона видел - с гордостью говорю я.
- Да ну! - Маринка морщит нос, но я вижу, что это от зависти: - Не бывает таких.
Я улыбаюсь.
- Ну зачем мне врать?
Пожимает плечами. Смешная.
- Знаешь... - говорит она, отставив в сторону кружку с разорваным пакетиком: - Меня поезда всегда завораживали. Вот все ругаются, бабушка моя постоянно на папу ругалась, что квартиру взял как раз у ж\д линии, а мне нравится. Есть вот в них... в поездах... Есть что-то такое заманчивое.
- Обещающее - подхватываю я.
- Да! Да, именно обещающее. Смотришь, как подъезжает и кажется, вот выйдешь сейчас из квартиры, сядешь в поезд и уедешь куда-нибудь в волшебную страну, как Алиса через нору. Только вот у Алисы нора кроличья, а у Марины поезд.
- Дааааа.... это должен быть какой-то особенный поезд.
-Конечно особенный! - в глазах у Маринки начинают плясать огоньки: - Он не серо-красный, как все наши дурацкие фирменные, а... Белый. Точно! Белый! И его в ночи хорошо видно, а едет он как экспресс.... быстрее даже, чем экспресс. И останавливается не на обычных станциях, а где ему н-а-д-о. Специально останавливается там, где его ждут. И увозит в прекрасную долину...
Дальше Маринку понесло. Она рассказывала мне про долину, размахивала руками и грызла печенье, а я сидел, улыбался и поддакивал ей. Предложил даже, чтобы в долине этой были деревеньки, похожие на английские, где тихо и уютно. На самом деле я мало что знаю об английских деревеньках, но мне кажется, что там обязательно должно быть тихо и уютно.
Стекла вновь начинают трястись, а ложечка в кружке с чаем позвякивать - поезд едет. А я-то уже обрадовался, что привык или разговором увлекся и просто не замечаю. Маринка в это время замолкает и тянется ко мне, хватает за рукав, начинает трясти.
-Чего? - недоумеваю я.
- Смотри, Лешка... Поезд. Белый.
Я подрываюсь к окну, упираюсь лбом в стекло и вижу, что мчащийся по рельсам поезд действительно белый.
- Ну что, Маринка, побежишь?
- Давай вместе? - с сомнением спрашивает она.
Тем временем поезд был уже не маленьким белым пятном, он почти поравнялся с нашим домом и начал сбрасывать скорость.
- Длинный какой! - удивилась Маринка: - Ты посмотри только! Пойдем выйдем? А? Ну пойдем!
- Маринка? - я заговорщицки подмигнул.
- Чего?
- Иди одна. Это же Маринкин поезд в страну чудес, а не "маринкин и лешкин". Иди.
- Ага - смеется она, поднимаясь из-за стола: - Я как дура сейчас выбегу на улицу, руками поезду махать буду, а ты потом меня обсмеешь.
- Да - соглашаюсь я, прикрывая за ней входную дверь: - Знатный, наверное, был бы повод тебя обсмеять...

@темы: Наброски

18:40 

Про Смерть и часового Мастера.

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша


- Ты так часто приходишь ко мне, что я уже успел к тебе привыкнуть... Ты не за мной?
- Поверь мне, когда я приду за тобой, ты этого не заметишь.
В мастерской царил полумрак, лучи закатного солнца смущенно заглядывали через занавеску и вычерчивали в пространстве яркую дорожку, на которой плясали тысячи пылинок. Мастер не видел того, с кем разговаривал, но ему показалось, что собеседник его улыбается.
- Знаешь... когда я впервые увидел тебя, я понял, что каждый мастер может дать своим часам лишь определенное количество времени. А кто как не ты можешь забирать тех, чье время истекло?
- И тогда ты захотел создать часы, которые будут идти вечно. Чтобы люди смотрели на них и верили, что время... их время никогда не остановится, никогда не закончится. Чтобы они искали цели и достигали их, чтобы никогда не останавливались на половине дороги... чтобы не продавали свою жизнь за бесценок. Это похвальная цель. У тебя получается?
Часовщик усмехнулся и посмотрел на свои старые, испещренные мелкими шрамами и морщинами руки.
- Я не сдаюсь.
- Не сдавайся - эхом по комнате прокатился голос Смерти: - Никогда не сдавайся... Но почему ты выбрал именно это своей целью?
- Потому что меня раздражает бессмысленная смерть. Ты ведь знаешь? Моя дочь упала с лестницы и сломала себе шею. Глупая, совершенно бессмысленная смерть... Ради чего она погибла? Ты можешь сказать, что ее время просто вышло? Ты молчишь. Это была всего лишь нелепая случайность.
- Случайностей не бывает.
- Все предначертано?
- Люди сами выбирают свою судьбу. Или за одних людей их судьбу выбирают другие.
- А вот эти часы? Из-за которых ты здесь.
- Их судьбу тоже выбирали люди. Последним из них был ты, ведь ты забыл подтянуть в них какую-то пружину, хотя хотел это сделать еще пол года назад. Все это время их тиканье настораживало тебя, ты слышал, что они работают не-пра-виль-но, но ты ничего не сделал. Ты был занят другим. Так и с людьми. Одни люди смотрят в глаза других и знают, что скоро случится смерть. Они знают это, но ничего не делают, чтобы это изменить. В их головы просто не приходит мысль, что можно попробовать что-то изменить.
- Значит тебя можно обыграть?
- Со мной не следует играть.
- Все это лишь пустые слова. Ты забираешь просто так, без разбору. Молодых и старых, счастливых и несчастных... Всех подряд. Кто-то успевает продать свою жизнь по-дороже, а кто-то просто падает с лестницы и ломает себе шею. Расскажи мне... как я умру?
- Ты умрешь днем во сне, когда будешь сидеть в своем кресле в мастерской.
- Я успею доделать свои часы?
- Не успеешь.

- Вы знаете?! Мастер Додж ищет подмастерье в свою часовую лавку!
- Он же всегда говорил, что ему не до учеников... мой Чарли, когда был маленький, очень хотел у него учиться, но он прогнал его, не обратив внимания ни на просьбы, ни на деньги.
- А сколько сейчас твоему Чарли и где он работает?
- Ему пятнадцать, он совсем недавно сбежал от кожевенника, там, говорят, отвратительные условия...

@темы: Наброски

17:21 

И снова про Мариуса)

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Голод сжигал его изнутри. С запада к городу приближалась повозка, запряженная единственной кобылой, она была еще далеко, но он уже слышал... Неспешный ритм копыт оглушал его и отмечатывался болью в голове. Сил ждать уже не было, он слышал, чувствовал, что добыча слаба... Там... там всего лишь две женщины, ребенок и старая лошадь.

- Ты слышал? Этого психопата Дарлика все-таки кто-то прикончил.
- Да, мамаша Бэт сегодня говорила, что его голову кто-то насадил на кол недалеко от города.
читать дальше

@темы: Наброски

10:05 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Этот персонаж висит у меня на душе уже приличное количество лет. Он один из тех, чью историю мы с отцом не дописали до конца. А покоя он мне не дает, потому что у истории было удивительно ладное начало, да и сам Муриус мне очень нравится, наверное даже не столько своим характером (хотя и это тоже), сколько необычностью своей природы.
читать дальше

@темы: Наброски

04:59 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
А у меня сегодня с утра по-раньше написалось странное о_О

читать дальше

@темы: Наброски

11:16 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Ну... я очень мало знаю о традициях и культуре Японии на самом деле. Но вот как-то так)


Я ступал уверено, но осторожно. С каждым шагом все сильнее проваливаясь в воспоминания... "В тот день шел снег, нежный и слабый, не умеющий противостоять солнцу. Я ехал с воинами отца и развлекал себя размышлениями о том, что где-то там, за горными перевалами, охотятся cатори..."
Поднявшись на последние ступени я оказался в холодных объятиях каменного храма... "Мы шли молча, но дыхание мужчин, лязг их доспехов и шерох одежд пугали тишину и проняли ее прочь - под темные своды невысоких потолков. Коджуро держался на пол шага позади меня, затылком я чувствовал его теплое спокойствие... А навстречу нам шел монах."
- Здравствуй, господин. - он все так же легко поклонился.
- Здравствуй, старик.
Монах повел меня вглубь храма, туда, где...
"- Это древнее божество.
Катакура склонился к моему уху и прошептал, что я не должен Его бояться. А я смотрел на Него. Велликолепного и чудовищного. Свирепого. Сжимающего в руке меч, вселяющего ужас даже в злых духов. Я смотрел на Него и не замечал более ничего вокруг себя. Я восхищался и испытывал ужас. Мне казалось, что Он вот-вот оживет, обведет своим тяжелым взором всех нас и остановится на мне. Я был уверен, что не имею права лицезреть его силу, что он убьет меня одним единственным взмахом своего чудовищного меча..."

- Фудо давно не видел тебя, господин. И не ожидал увидеть... Ты ведь покровительствуешь другим богам.
- Богу. - я оторвал взгляд от изображения божества и перевел на монаха.
Прошедшие годы оставили на нем свой след... Он постарел, а глаза его стали добрее. На мнгновение мне даже показалось, что он светится каким-то теплым внутренним светом.
- Не богам... богу. Ты меня осуждаешь?
- Как можно осуждать того, кто выбрал свой путь? - монах едва заметно покачал головой.
"- Как можно осуждать того, кто еще не выбрал свой путь? - слова монаха оборвали мое оцепенение перед божеством. Все это время Коджуро говорил мне что-то, а монах слушал и хмурился.
- Подойди ближе, господин - сказал он мне. Но я не сдвинулся с места. Тогда монах сам подошел ко мне и положил свою тяжелую руку мне на плечо, привлекая вперед.
- Посмотри, господин, наш бог суров и безжалостен к своим врагам, но у тебя нет причин бояться его. В душе он добр и полон умиротворения. Он мудр и сила его духа велика...
- Но зачем скрывать мудрость под столь жестоким обличием?.. - спросил я."

Тогда я не понял слов монаха... но запомнил их. А осознание пришло ко мне значительно позже...
- Я пришел поблагодарить.
Монах кивнул:
- Я знаю.

@темы: Sengoku Basara, Наброски

13:56 

Ни слова о Драконе и много о Лисе)

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Датэ испытывал к туману смешанные чувства... С одной стороны он любил его за его красоту, а с другой ненавидел - ведь туман скрывал от его взгляда множество других не менее красивых вещей. Что-то не видеть Дракон тоже не любил. Это, можно сказать, было его больной мазолью, о которой, впрочем, никто и никогда не говорил в слух.
Датэ испытывал к туману смешанные чувства. Туман давал ему возможность скрыться от врага... Но и врага скрывал от него. С этим природным явлением в принципе невозможно договорить, вот оно - воплощение беспристрастности. Беспристрастность же Дракона раздражала как факт. Он просто не умел, не понимал, как это можно - быть равнодушным ко всему. Без исключений.

@темы: Sengoku Basara, Наброски

07:38 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Я смотрел в его глаза и дивился. Вся моя жизнь была скромна на парадоксы и вот сейчас, в двух шагах от смерти, она расщедрилась на такой подарок... Он адвокат. Высокий, красивый, одетый с иголочки, с ясными пронзительными голубыми глазами... и такой ничтожный в своем величии. Лучший адвокат едва ли не всего мира! Вы только подумайте! Он может справиться с какой угодно проблемой кроме той, что рождена им самим. Поступиться со своей совестью и защищать меня или распрощаться со званием лучшего из лучших... Несчастный! Ты ведь никогда прежде не защищал виновных?.. А ведь это комплексы - стремление доказать всем, что ты лучший. Тебя обижали в детстве? Ты медленно бегал? Плохо учился? А может, писался в кровать, когда тебе было уже семь лет?
-Итак...
Ты сложил руки на груди и посмотрел на меня с презрением, но мы-то с тобой оба знаем, что им ты пытаешься скрыть смятение, ведь перед тобой..
- Алекс Блэйз. Девятнадцать лет. Холост.
-Родился, вырос, жду приговора к смертной казни.
О, какой взгляд! До стыдливого пронзительный. Зачем? Зачем, милый мой, все свои чувства выдавать первым же взглядом?
- ...за тройное убийство, совершенное с особой жестокостью.
- Там написано: "Похищения, пытки, вымогательство, убийства". Не стесняйтесь, господин Флэт, я знаю, в чем меня обвиняют.
- И ты согласен с обвинением?
Пожалуй это самый глупый вопрос, который ты только мог мне задать. Согласен ли я? На что ты надеялся, спрашивая это? Что я расплачусь и выложу тебе чистосердечное признание по всему списку обвинений? Я лишь пожал плечами.
При всей паскудности моей рожи мало кто верит, что "вот этот мальчик может убить". Слишком худой, слишком бледный, слишком слабый. Слишком, слишком, слишком... Слишком ничтожный для убийства взрослых сильных людей.
- Как такой как ты мог сделать все это?
Лед тронулся.
- Мне бы тоже хотелось узнать ответ на этот вопрос, сэр.
Пройдет неделя, мистер Флэт, и ты душу отдашь за то, чтобы меня оправдали.

З.Ы.: Да, да, угадайте с трех раз какие фильмы я вкуривал когда сие пришло мне в голову :lol:

@темы: Наброски

20:51 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Ну, собственно... Навеяно все тем же Обливионом и по нему же написано.

Нужно было торопиться. За спиной остались мои ребята, мои рыцари, сцепившиеся со стражей этих руин. А я очень хочу, чтобы мои ребята остались живы... По другому просто не может быть!
Я толкнул плечом тяжелую каменную дверь и провалился в темноту зала. Сначала скрывающая алтарь пелена тьмы отступила перед робким светом велкидских камней, а в следующий момент зал наполнился мерцанием Его силы....
Он спускался ко мне по лестницы, пересекающей зал. Неспешны и уверены были его шаги. Проклятый эльфийский царь, чьим именем не одну сотню лет пугали монахи своих учеников. Огромный, на две головы выше меня самого, могучий, одетый в золото... В первую секунду я почувствовал стыдливую робость перед этим существом. Вот он - некогда великий Умарил... Каким он был до того, как очернил себя и пал в пучину проклятия? Я вглядывался в его лицо, но видел лишь золотые черты глухого шлема, уродливые черты демона...
Он спускался на последние ступени и говорил мне что-то на мертвом языке своего народа, а я все еще не мог двинуться с места, пораженный его величием...
Кто я? Простой каторжник, волею Азуры оказавшийся на свободе, по счастливой случайности повеления Шигората взявший в руки Меч Крестоносца... Кто я рядом с Царем?
Но за спиной у меня сражаются мои рыцари, каждый из которых не так давно отказался от спокойных мирских дел ради службы Девяти. А руки Ульмарила обагрены кровью беззащитных... Я вспомнил изрисованые кровавыми аллейдскими руинами алтари, вспомнил бьющихся в предсмертной агонии монахов, и слезы рыцарей, хоровших своих друзей, что были преданы медленной и мучительной смерти...
И робость моя ушла. Я выхватил из ножен меч и бросился навстречу проклятому эльфу. Он рычал, твердя что-то на своем языке, когда наши мечи со звоном коснулись друг друга... Первым же ударом он отбросил меня к стене, но боли я не почувствовал, лишь улышал, как рвется туника, обнажая защищающую мое тело кольчугу... Я не боец, я плохо обращаюсь с мечом, а в доспехе чувствую себя таким неуклюжим, но сейчас все это не имело никакого значения. Меня поддерживали боги. Боги, которые были мне безразличны, боги, которых я знал, но которым не поклонялся, боги, надеющиеся на меня и дающие надежду моим рыцарям... Я ударил Умарила щитом в грудь и потеснил к стене. Все казалось таким простым... Я зажал его между стеной и колонной, где ему с его огромным двуручным мечом было неразвернуться, и изо всех сил наносил удар за ударом, надеясь найти прореху в его доспехе или и вовсе сломать его...
Я не помню как все закончилось. Я очнулся, весь залитый кровью и смертельно уставший, в тот момент, когда мой противник замертво рухнул на пол. Но если бы все было так просто... Чтобы уничтожить того, кто давно уже стал демоном, мало убить его тело. Я должен отправиться за ним в царство мертых и победить его душу... Сам Талос благославил меня на этот подвиг... Нужно лишь произнести слова молитвы ему - младшему из Девяти... Каждое слово, срывающееся с моих уст подобно удару, каждая новая строчка - бич, разсекающий мою плоть. Вот оно, благословение молодого бога, оно есть смерть, что настигнет меня у тела моего врага... И я навсегда останусь в этих каменых руинах, так и не узнав, выжили ли мои рыцари... И все ради не-моих богов. Прости меня, Азура, милая моя богиня, что я пал не за тебя.

@темы: Наброски

21:42 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Оно... странное... страшное и жестокое немного... не знаю, я только в подростковом возрасте такое писал... Но персонаж меня трясет и требует жизни, а настроение ни к черту... ну вообщем как-то так оно и получилось.

читать дальше

@темы: Наброски

23:18 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Меня зовут Мариус. Если вам интересно, то у меня даже есть фамилия - Кортэж. Да, Мариус Кортэж. Я понимаю, смотря на меня у вас сразу возникает вопрос: "Что может представлять из себя человек ростом сто десять сантиметров?" Почему-то люди всегда обращают внимание именно на мой рост. Вы думаете, что меня это угнетает или раздражает? Напротив - это очень удобно. Те редкие встречные, что не приняли меня за ребенка только и смогут сказать: "Ну маленький, ну светленький." Сколько их таких маленьких и светленьких ходит по нашему свету? И никто не скажет, что глаза и волосы серые, что бледен, как смерть или что улыбка у меня очаровательная. Для всех я просто маленький и светленький, а с моей профессией это, знаете ли, очень удобно. Что? Какая у меня профессия? Я вор. Ну, не сказать, что я прям-таки ах-какой-вор-по-призванию, у меня талант от бога и все такое. Просто меня воспитывали крысы, а они, как всем известно, только воровством и живут. Ну, по крайней мере в нашей стране это так. Ооо, я вижу, что чем больше я говорю, тем больше вопросов у вас возникает! Конечно же меня воспитывали не обычные грызуны, меня воспитывала мамаша Бэт, черноглазая красавица почти восьми пудов весом с семнадцатью своими очаровательными отпрысками. И все, как и она сама, оборотни-крысы. Я крыса? Нет, я не крыса. Ну, не совсем крыса. Точнее совсем не крыса! Хотя тоже оборотень. Я из той породы редкостных недаразумений, которые имеют завидную тягу к жизни. Вообще мне очень нравится говорить, что я - оборотень-вампир, и хотя это отчасти правда, но если убрать весь излишний пафос, то я просто летучая мышь. Именно это странное родство, а еще то, что я умею летать и очень полезен в "деле" и подталкнуло в свое время мамашу Бэт выкупить меня и забрать к себе.
Вообще я могу много рассказывать о себе! Младшеньких отпрысков Бэт я всегда веселил историей о том, как три дня висел в церковном подземелье, подвешаный за одну ногу, а священник кругами вокруг меня ходил и пух с досады от того, что я все никак не умираю и даже о пощаде не прошу. Священник был пухленький и все три дня я рассказывал ему о том, как правельно беречь свое здоровье, а он краснел и раздувался так, словно это его подвесили вверх тормашками и это ему в голову ударила кровь. В конце концов он прочитал надо мной молитву, а когда я отказался корчиться в муках и рассыпаться в пепел - отпустил во-свояси.
Знаете, я вообще живу в удивительной стране! Из-за строгости местных законов каждый день какой-нибудь дурак корчится на дыбе, а умный может по десять раз на дню попадать к инспектору и выходить невредимым. Наверное только у нас люди могут проклинать некромантию и каждый день проходить мимо башни, из которой и при свете дня доносится хруст костей. У нас можно купить настоящую элату и встретить эльфийского рыцаря. А? Что? Я? Да, встречал, я даже вытаскивал его из вышеупомянутой башни некроманта, после того как тот решил в одиночестве очистить город от скверны. Мамаша Бэт долго потом ругалась, потому что после смерти некроманта, пока башня рушилась, все крысята вытаскали из нее деньги, другоценности, пряности, порошки, домашнюю утварь, посуду и множество предметов, о назначении которых мы до сих пор гадаем, а я вытащил полудохлого эльфийского рыцаря. Он был мне благодарен....


На этом мои силы закончились. Вот такой он - Мариус. Отзывам и критике буду рад и благодарен... А то я все пишу-пишу, а все молчат-молчат...

@темы: Наброски

08:18 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Он сел напротив меня и тяжело вздохнул, обмакивая краешек полотенца в крем. А я продолжал дурацки улыбаться, рассматривая черты его спокойного, почти одухотворенного лица.
-Ты дурак - тихо сообщил он мне, коснувшись прохладным полотенцем щеки.
-Я знаю - мнгновенно отозвался я, переводя взгляд с его лица на руки.
Неспешно и тщательно он начал стирать краски с моего лица, изредко прося повернуть голову в ту или другую сторону, чтобы ему было удобнее.
-Зачем ты это делаешь?
Его вопрос удивил меня, застал в расплох. Я несколько раз удивленно моргнул, а потом моя улыбка стала шире.
-Ты о чем? - соврал я.
-Зачем ты надеваешь эту одежду, раскрашиваешь себе лицо?
Он не расчитал, что я могу улыбнуться еще шире и провел полотенцем мне по зубам.
-Ах... - выдохнул я, заваливаясь на бок и падая со стула на пол.
-Полотенцем - я начал отплевываться: - В рот, да еще и с кремом, да еще и с краской... Ты хочешь моей смерти, я понял! Ооо, как это жестоко!
Я надеялся, что он отвечется на мои кривляния и перестанет думать о том, что было недоступно его пониманию. Свернувшись клубком и прижав колени к груди я дернулся несколько раз и замер, наблюдая за ним из-под опущеных ресниц.
-Прекрати - недовольно поморщился он: - Вставай.
В словах проскользнули нотки нетерпения.
-Не встану - упрямо проговорил я: - Я умер... ты убил меня.
-Мертвые не разговаривают - в его голосе проступила почти детская обида и я не смог сдержать улыбки.
Поднявшись на ноги я вернулся на свое место и глупо моргая уставился на него.
-Да хватит, говорю же! - разозлился он: - Я же знаю, что ты не такой!
-Ни какой? - все с той же глупой гримассой спросил я.
-Ни дурак!
-Оу... какое откровение - и я смущенно прикрыл рукой лицо, как это обычно делала его мать.
Узнав жест он невольно заулыбался, слишком уж хорошо у меня получилось.
-Все, достаточно! - в его голосе не было уже ни раздражения, ни обиды, лишь нотки смеха и... тепла: - Сядь нормально и я закончу смывать твой гримм.
Я улыбнулся ему и сел ровно, а его руки вновь коснулись моего лица.

@темы: Наброски

14:30 

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
"Я смотрел им в глаза и понимал, что ни один из нас не доживет до заката. Никто не боялся, никто не озвучивал недовольства тем, что головы придется сложить за людей. Все понимали: так надо. Принц дал приказ. И пусть мы до мозга костей демоны, но ответственность за души смертных на нас такая же, как и на ангелах. Я говорил своим солдатам, что сегодня нам предстоит столкнуться с чужаками, с теми, кто без спроса вторгся в наш мир. И все молчали в ответ, но в молчании этом было больше решительности, чем во всех словах мира.
-Из осаждаемого города необходимо вывести людей - слова принца звучали в моей голове вновь и вновь.
Йоль и Лир готовились к открытию портала - вывести через него несколько сотен людей, не приспособленных к горящим адским пламенем Переходам было отнюдь не простой задачей, не сравнимой с открытием простого портала для собственного передвижения. Минуты шли мучительно медленно...
Отдав команду я первым шагаю в портал, оказываясь в королевском замке. Но здесь уже нет ни одного человека. Лишь ленивые шаги часовых и ровное дыхание ничего не подозревающих спящих существ - наших врагов. Рядом со мной появляется Эртэль - не высокий и коренастый, не признающий другого оружия кроме собственных шипастых лап.
- Может отыщем их главнокомандующего и перережем ему глотку? - сиплым шепотом предлагает он, слушиваясь в окутывающую нас тихину.
Но я лишь качаю головой:
-Мы здесь не за этим. Поднимем слишком много шума и подставим остальных, лишив их шанса выжить.
-Да мы и так уже все трупы - криво усмехается он, бесшумно продвигаясь вперед.
Тихий хруст сломаной шеи - на одного противника меньше. На одного противника ближе к победе. Мы выбрались из замка, оставляя за собой лишь трупы. Остановившись на ступенях я приложил ладони к камню и прошептал короткое заклинание, в надежде, что огонь заберет хоть что-то. Хоть немного больше того, что забрали мы.
А дальше бешеная гонка. За спинами пожар и бой тревоги. Солдаты. Солдаты. Солдаты.
-Откуда их столько?! - в голосе Эртэля проскальзывают нотки истерики.
Мы врываемся в дома, хватая за шиворот мужчин, вытаскивая из-за печей до полусмерти испуганых женщин, уже которую неделю живущих под рукой террора чужаков.
-Бегите к храму! Вашу мать, бегите к храму!!! - мы кружимся вокруг людей, бегущих по улицам в надежде на спасение, не позволяя никому из чужаков приблизиться, убить, остановить. А нас с Эртэлем только двое. Где-то вдалеке в воздух взметнулась огненная точка. Расправила крылья, пытаясь стряхнуть с себя огонь и безвольной куклой стала падать. Думать о том, кого из нас мы потеряли, было некогда. Вот впереди уже маячит белоснежный купол храма. Я слышу женский крик, какая-то лишенная ума матрона кидается назад, прямо на копья приближающихся солдат. Я отшвыриваю ее и складываю руну, опаляя уже настигших свою цель врагов. И только потом понимаю, куда бросилась женщина. Среди серо-синих одежд пришельцев на земле белеет рубашенка девочки. Ребенку было не больше трех, она упала и ей просто раздавили голову каблуком.
-Быстрее в храм!!!
Эртэля нет. Мы выбегаем на площадь и сердце мое обрывается. Весь наш отряд небольшой группкой сгрудился на ступенях храма, отбиваясь от наседающих солдат. Мы слишком долго были в замке - людям не пройти сквозь эту серо-синюю стену.
И вот уже первые крики ужаса и предсмертный вой. И вот уже первая кровь окрасила каменную кладку площади.
"Не защитим..." - подумал я: - "Нас взяли в клещи".
Сил на заклинания почти не осталось, намокшая от крови рукоять меча предательски высказывала из ладони. На сотню солдат в неширокой улице я один. Пусть и демон. А за моей спиной те, кого сегодня я должен защищать. А где-то там Эртэль, вычерчивающий границу между испуганой толпой людей и ровным строем пришельцев, неспешно надвигающихся на них.
Внезапно через всю площадь вспыхивают две огненные стены, вырисовывая хрупкую дорогу людям. Йоль стоит на ступенях храма, расправив крылья и вычерчивает в воздухе огненные формулы.
-Вперед, бараны! - взревел Эртэль, толкая людей к воротам храма.
"Мы смогли... Осталось удержать."
Два десятка человек не успели скрыться в храме, когда стена огня погасла. Свистящего в воздухе арбалетного болта никто не заметил. Йоль охнул и обвис, пригвожденный к дереву дверей, из шеи его торчало стальное древко.
"Нам нужно еще несколько минут..."
-Закрыть ворота!!! - проорал я, наотмашь отбивая копье. Нас осталось только восемь, мы стояли на ступенях храма перед площадью, на которую со всех сторон, словно крысы, стекались пришельцы. Всего несколько минут... В бою это безумно много. Усталость не пугала, просто медленно закрадываясь в тело, но руки начинали подводить. Карин, что стоял по правую руку от меня не смог поставить блок, я отталкнул его, чувствуя как что-то впивается мне в живот. Не медля ни секунды прохожу, насаживая собственное тело на древко копья, чувствуя, как лезвие прорывает кожу на спине, как к глотке подкатывает липкий ком тошноты. Удар. Противник с тихим стоном оседает на земь. Боль ослепляет, я уже ничего не понимаю. Меч натыкается на что-то. Удар. Крик. Вновь удар. Я отступаю, волоча в себе копье и падаю на колени, упираясь во что-то. Чье-то тело. Под рукой мягкая кожа, натянутая на кость крыла. До моего слуха доносится чей-то страшный, до слез безумный вопль. Знакомый. Эртэль бросился вперед, давая нам еще секунду передышки. Под лязг стали об костянные пластины, под крики разрываемых на части солдат. Я едва мог различить, как ему один за другим на носят удары. Огромная когтистая лапа осталась дергаться на каменных плитах, слишком громко хрустнуло раздробленное крыло. Эртэль кричал от боли и ужаса, мучительно медленно умирая. Он всегда говорил, что не будет желеть за свою потеряную жизнь только тогда, когда заберет с собой пол сотни противников. Он забрал больше. Гараздо больше.
-Нечего будет хоронить - с болезненной холодностью откомментировал прижатый к стене врагами Карин.
К моему горлу вновь подкатывает комок, я упираюсь лбом в ступени, выблевывая собственные внутренности, меремешаные копьем в неоднородную массу. Чувствую кого-то совсем рядом. Дразнящий запах стали и крови, я лишь успеваю отшатнуться, Карин пытается отбить меня, меч противника проходит почти вскользь, разрубая мою голову и прочерчивая уродливо-глубокую рану до самой брови.
Крики. Лязг оружия. Стоны раненых и предсмертные крики умирающих. Где-то вдалеке пылает замок. Кровь заливает мне глаза. Сил больше нет. Яркая вспышка и жар закрывшегося портала.
"Получилось..." - и я проваливаюсь в темноту."

@темы: Наброски

17:13 

Для Друида. Мое тебе с хвостиком по нашему спору))

Его Лисичество. Дитя Империи. временно больше мама, чем умная (с) Леша
Приветливо потрескивал костер, разбрызгивая вокруг себя смольные искры.
-Капитан? - к костру подошел молодой демон, совсем еще ребонок. Он был не высокого роста и хрупкого телосложения. Бледно-зеленая кожа, кое-где обросшая гибкими чешуйками. Короткие черные волосы и большие черные глаза с двойным веком.
Демон остановился у сидящей перед огнем фигуры, неловко переступая с ноги на ногу.
-Хотите еще вина?
-Да, спасибо, Эрих - глухо отозвался капитан.
Молодой демон сел рядом со своим командиром и протянул ему нераспечатаную бутылку. Командиром была женщина с юным лицом и глазами старца, женщина, поражающая суровой воинской красотой. Она ловко зубами сорвала печать и сделал несколько небольших глотков.
-Капитан, а почему вы здесь? Ведь Принц звал вас с собой в столицу...
-Я привыкла жить так, тонкости дворцой жизни мне противны... - бесцветным голосом отозвалась она.
-А что это такое, капитан?
-Нравится? - усмехнулась та.
-Да - кивнул юноша, с любопытством и восхищением смотря на кулон, цепочка которого сейчас была намотана на руку девушки.
-Это подарок моего возлюбленного - грустно отозвался капитан.
-А где он сейчас?
-Я не знаю... Уже восемь лет я не могу найти его... - вздохнула воительница: - Эрих, сколько тебе лет?
Она подняла взгляд, откровенно расматривая юношу. Тот был по-своему очень красив.
-Пятнадцать - неохотно отозвался Эрих. Из всего отряда он был самым юным.
Кончиками пальцев воительница коснулась подбородка юноши, привлекая его к себе для поцелуя. Целовался капитан умопомрачительно... Тихого стона никто не услышал, две тени повалились на плащ, переплетаясь в слепом желании уйти от одиночества. И только костер был их свидетелем.

@темы: Наброски

Жизнь, какая же ты все-таки сволочь!..

главная